Николай Ващилин (vaschilinnikola) wrote,
Николай Ващилин
vaschilinnikola

Categories:

А.С.Массарский : Мое местечко - Городок

http://shtetle.com/Shtetls/gorodok/masarski.html



Уважаемая редакция!

Александр Массарский.
Александр Массарский.
Я нашел в Интернете на сайте «Голоса еврейских местечек» cтатью Аркадия Шульмана о кладбище в Городке и адрес вашей редакции. И решил поделиться своими воспоминаниями. Я родился в Городке 5 мая 1928 года. 4 июля 1941 года наша семья стала беженцами, и мы прошли 400 километров пешком до города Ржев, где нас в товарных вагонах отправили на Урал. Так и остались живыми.

Все это я описал в своей книге мемуаров «За кадром и в кадре», изданной в Санкт-Петербурге, в двух изданиях в 2008 и в 2016 годах. После войны я окончил в Ленинграде два вуза. Защитил диссертацию. Работал инженером-конструктором и участвовал в создании более 300 фильмов в качестве режиссера трюковых эпизодов, актёра и каскадера.

Многое из прочитанного на Вашем сайте меня взволновало. Некоторых людей, упомянутых в рассказе, я вспомнил. Вы пишете об аресте Шофмана в 1937 году. Я учился в 4-м классе русской школы и сидел на одной парте с Натой Шофман и помню, как она пришла утром в класс, заплаканная. Даже помню ее коричневое платье.

Помню маляра, которого все звали «Ичке дер окс». До войны мы жили в Городке на улице Садовой, 21, а после – в доме моего деда на улице Володарского, 51. Дом во время войны сгорел, и наша семья потом жила в Ленинграде.

Мои контакты:
е-mail: sosnovo28@gmail.com
Тел.+7 921 9527100.
Сайт www.massarsky.spb.ru
С уважением и благодарностью

Академик всемирной академии наук, искусств, культуры.
Заслуженный работник культуры России.
Заслуженный тренер России по самбо и дзюдо.
Почетный доктор Государственного технического университета “Военмех”.
Массарский Александр Самойлович
ЗА КАДРОМ И В КАДРЕ
Отрывок из книги


Прерванное детство
Я родился в небольшом белорусском городе под Витебском, который так и называется – Городок. Город огибала речка Горожанка, имевшая местами крутые, обрывистые берега, а в нижнем течении ее воды образовывали три следующих одно за другим озера. Жители говорили: идти купаться на речку или на озера. В одном месте речку перегораживала плотина, и небольшая электростанция снабжала город электричеством.

Население города было около девяти тысяч человек. Известно, что после раздела Польши в конце XVIII века на территории России оказалась самая большая в мире еврейская община – численностью более миллиона человек. В Средние века многие переселились в Польшу из Германии, унаследовав элементы немецкого языка, вошедшие в современный еврейский язык идиш. Эта часть территории Украины, Белоруссии и Прибалтики и являлась в царское время чертой оседлости. В городе жило много еврейских семей, но до Второй мировой войны все жили дружно, национальный вопрос вообще не поднимался. Даже в 1905 году, когда на Украине бушевали погромы, белорусы не поддались на провокации черносотенцев и защитили еврейское население.

История Городка уходит в далекую древность. Археологические раскопки показали, что еще в эпоху неолита здесь жили люди. В Средние века эта территория в разное время принадлежала Киевской Руси, польским и литовским королям, смоленским, новгородским князьям, Полоцкому княжеству. 9 июля 1772 года городокские земли вошли в состав Государства Российского. Существовавший с XVI века герб города был заменен новым, с российской государственной символикой.

На протяжении всей своей истории Городок подвергался нападениям соседей. Во время Ливонской войны, при осаде Полоцка, войска Ивана Грозного разграбили и опустошили земли Городка. Через Городок и прилежащие села прошли полчища Наполеона, двигаясь через Смоленск к Москве и обратно, во время своего позорного бегства на запад. При этом у жителей отбирали домашний скот, лошадей, теплую одежду. Население было вынуждено кормить и снабжать вражескую армию. В годы немецко-фашистского нашествия и оккупации Городка в течение двух с половиной лет многострадальные жители испытали невзгоды, нечеловеческие страдания и понесли огромные потери.

Белорусы – удивительный народ: трудолюбивый, честный, дружелюбный. При этом в годы войны в партизанских отрядах они показали невероятную стойкость в борьбе с оккупантами, проявив чудеса героизма. Жители города и окрестных сел снабжали партизан едой и одеждой, укрывали раненых и прятали еврейских детей, выдавая их за своих. За это укрывателям грозил расстрел всей семьи.

Известно, что при казнях фашисты взрослых расстреливали, а детей часто закапывали живыми. Так, после очередной казни шестилетняя Вера Массарская выбралась из рва, из-под груды детских трупов, и была спасена жителем города, который весь период оккупации прятал Веру от немцев, выдавая за свою дочь. Однако спаслись всего несколько человек.

За два месяца было расстреляно 400 еврейских семей. Когда в годы войны на Украине на стороне немецких фашистов действовали многочисленные части националистов-бандеровцев и свирепствовали подразделения полицаев – в Белоруссии население шло в партизаны. Предателей было очень мало, хотя встречались и особо зверствовавшие полицаи. В результате военных действий и оккупации погибла четверть населения Белоруссии. В республике действовало много партизанских отрядов, составлявших партизанские бригады. Бойцы проводили смелые операции, нанося значительный урон фашистам. В ответ оккупанты зверствовали и уничтожали целые окрестные деревни.

В Городке до войны была русская школа, две белорусских и одна еврейская, которую в 1939 году закрыли, а учеников распределили по другим школам. Я учился в русской школе. Директором у нас был учитель-белорус по фамилии Вожик, что по-русски означает «ежик». Это был внешне суровый, строгий человек. У него не было одной руки. Вожик преподавал русский язык, и теперь, спустя годы, я сознаю, что любовь к литературе привил мне именно он.

В 1941 году его лично повесил бывший ученик нашей школы, полицай Костя Дудак. Этот поддонок при освобождении Городка от оккупантов успел уйти с ними на запад и избежал возмездия. Его так и не нашли.

Интересно, что в освобождении Городка принимал участие сын Чапаева Александр.

После войны работали специальные правительственные комиссии, расследовавшие зверства фашистов. Раскапывали места захоронений. Оставшиеся в живых свидетели казней, которых часто немцы заставляли закапывать рвы с убитыми, рассказывали о том, как проводилось уничтожение людей, называли имена убитых. Составлялись списки казненных людей.

Позже проводились открытые суды над военными преступниками и предателями. Были осуждены и расстреляны начальник полиции Городка Мордик (бывший советский офицер) и его подручные, отличавшиеся особыми зверствами над своими соотечественниками. Протоколом расследования зверств фашистов от 13 марта 1945 года зафиксировано, что в период с июля 1941 по декабрь 1943 года в Городке расстреляно 4884, повешено 32, сожжено заживо 168, угнано в рабство 947 человек.

В 2004 году в минском издательстве «Беларусь» была издана историко-документальная книга «Памяць» («Память»), созданная на основе документов и свидетельств уцелевших жителей Городка. В книге приводятся исторические сведения о развитии города с давних времен, в довоенные и послевоенные годы. Опубликованы списки казненных жителей Городка и пригородов. В этих печальных перечислениях погибших я нашел имена десятков родственников и знакомых.

Наводя справки после войны, опрашивая уцелевших соседей, мы узнали, что одна из сестер мамы – Миля с четырьмя детьми, моими двоюродными братьями и сестрами, из Бреста пешком добралась до Городка по захваченной немцами территории. Вероятно, они искали спасения в родном городе. Здесь они нашли свою гибель. Другая моя тетка, Кира, с двумя детьми из Витебска тоже пришла в Городок. Их постигла та же участь. Узнали мы и о судьбе пропавшего без вести дяди. Он уцелел на финской войне и ушел добровольцем на фронт в первый день войны 22 июня 1941 года. Его воинская часть была разбита и рассеяна немцами. Выходя из окружения, он попал в плен. Жители видели его в лагере военнопленных в Городке. Кто-то видел, как фашисты, издеваясь над пленными солдатами, отрезали ему нос и уши. Потом всех пленных уничтожили.

До войны в Городке не было крупной промышленности. Функционировали стеклозавод, лесозавод, работали небольшие артели. Был техникум механизации сельского хозяйства, который немцы превратили в лагерь советских военнопленных. Там же их расстреливали и закапывали во дворе.

Александр Массарский и Жорес Алферов.
Я с Жоресом Алферовым,
который родился в Городке и стал
Лауреатом Нобелевской премии.
Мы с ним встретились в Туринске
на Урале и дружим до сих пор.
В Городке родились и работали известные люди. Герой Советского Союза, судовой врач на пароходе «Седов», потерпевшем бедствие в Арктике, Александр Петрович Соболевский. Здесь родился и жил известный писатель и драматург Бэр Аршанский. Жил композитор Иван Дзержинский – автор оперы «Тихий Дон». Работал Иван Карпович Алферов – известный руководитель предприятий бумажной промышленности страны. Здесь родился и провел первые детские годы его сын, ныне лауреат Нобелевской премии, вице-президент Российской академии наук знаменитый физик Жорес Алферов.

Помню семью Кугелей. Четыре брата погибли на фронте. Один из них, Семен Кугель, обучил меня фотографии, которая стала моей страстью на всю жизнь. Старший из братьев, Давид, был талантливым радиолюбителем. Еще до войны он пытался сделать телевизионный передатчик.

Жила в Городке семья Массарских, моих дальних родственников. Все дети были музыкально одаренными, играли на многих инструментах. Старшие братья погибли на фронте, а младший из них, Зиновий, стал профессором Ленинградской консерватории. Я помню Зиновия примерно с десятилетнего возраста. Это был невысокий кудрявый мальчик с пухлыми щеками, за что ему пришлось носить шутливую кличку Компот, которая осталась для друзей детства паролем на долгие годы. Мы жили на одной улице. Когда я шел купаться на речку, то непременно проходил мимо их дома, где часто на улице собиралась группа людей, слушавших музыку, звучащую из распахнутых окон. Перед войной старший брат Зямы Борис привез из Западной Белоруссии, «добровольно» присоединившейся в 1939 году к Советскому Союзу, аккордеон, который в то время казался нам чудом. Зяма освоил и этот инструмент. Все жили небогато, и велосипед или патефон в семье считались роскошью. После окончания Ленинградской консерватории он руководил хором Балтийского флота в Калининграде. После возвращения Зиновия в Ленинград мы с группой выживших друзей детства до последних дней встречались у него дома. Это были замечательные встречи людей преклонного возраста. У каждого была своя непростая судьба. Каждый чего-то достиг в жизни. Зяма объединял нас всех. И, конечно, это были музыкальные вечера. Мы много и охотно пели. К нам присоединялись сын Зиновия, известный виолончелист Алексей, дочь-пианистка Алена и жена Вера, дочь знаменитой оперной певицы Софьи Преображенской. Зяма ушел из жизни в 2014 году.

Рахиль Вышедская.
Бабушка.
Вышедская
Рахиль Давидовна.
Домохозяйка.
Научилась читать
по-русски в 70 лет.
Прочитала всех
русских классиков.
Умерла в Ленинграде
в 1958 г.
Меер Вышедской.
Мой дед
Вышедской
Меер Вульфович.
Известный печник.
Умер в Ленинграде
в 1949 г.
Он и бабушка
из села Вышедки.
Мы жили в доме моего деда. Он был знаменитым печником, мастером от Бога. К нему всегда стояла очередь желающих соорудить в доме русскую или голландскую печь, особый камин. Его печи стояли десятилетиями, хорошо грели и никогда не дымили. Дед был человеком набожным, хорошо знал Библию, но от нас, детей, религиозных знаний не требовал.

Бабушка, многодетная мать, была домохозяйкой и вечно пропадала в огороде. Но к ней постоянно обращались люди с проблемами здоровья. Она, как теперь принято говорить, была народной целительницей, владела знаниями народной медицины и лечила от многих недугов.

Соня Массарская.
Моя мать
Массарская
Соня Мееровна.
В Городке работала
в библиотеке.
Умерла в Ленинграде
в 1999 г.
Мама была моложе отца на 18 лет. Она работала в городской библиотеке. Мама отличалась твердым характером, по существу была главой семьи и самозабвенно любила нас с сестрой. Помню, в детстве был такой случай. Мне было лет пять. В кухне стоял самовар, закипела вода, мама хлопотала с посудой для чая. Мы с сестрой тоже были на кухне. Не знаю, как это случилось, но кипящий самовар опрокинулся. Хлынул кипяток. Увидев нас, мама развела руки в стороны, не подпуская нас к середине кухни, боясь, что ошпаримся, хотя мы замерли на месте и не двигались. А в это время кипяток из самовара широкой струей лился ей на ноги. Она могла отойти, но материнский инстинкт удержал ее. С сильнейшими ожогами ног мама пролежала в постели более восьми месяцев.

Отец был своеобразным человеком. В городе он был единственным художником-оформителем. Его рукой были написаны все вывески учреждений, магазинов, номерные знаки домов. Он рисовал и писал картины маслом, выбивал зубилами и молотком надписи на могильных плитах. К праздникам отец ночами малевал плакаты и лозунги, с которыми жители ходили на демонстрации. Эти лозунги писались белилами на красной ткани – кумаче. Тексты призывов перед официальными торжествами публиковались в газетах. Невозможно было изменить в тексте букву или запятую. За этим строго следили соответствующие организации. В детстве, когда отец учил меня рисовать, я думал, что мой родитель просто талантливый самоучка, ведь он не оканчивал художественных учебных заведений. Много позже, когда появились публикации о Марке Шагале, отец рассказал, что десятилетним мальчиком он вместе с Шагалом учился живописи у известного витебского художника Юрия Пена. Это была группа одаренных детей, с которыми мастер занимался в порядке благотворительности. Отец и Марк Шагал были ровесниками. Но Марк жил в Витебске, а отцу приходилось ездить на уроки из Городка. Семья была бедной, и уроки пришлось прекратить. В 1937 году произошла нашумевшая история. Юрий Пен был зарезан в собственной квартире. Перед самой войной мама привозила меня с сестрой в Витебск на выставку картин Юрия Пена. В начале 1920-х годов Марк Шагал работал в Витебске комиссаром по культуре. Он помогал отцу организовывать культурную деятельность в Городке.

Самуил Массарский.
Мой отец
Массарский Самуил Аронович.
1987 г. р.
Умер в Ленинграде в 1959 г.
В Городке был
художником-оформмителем.
Все вывески в городе,
даже номера домов,
плакаты к демонстрациям
были написаны его рукой.
Он, зубилом и молотком,
гравировал надписи
на «мацейвах»,
которые стояли на могилах
еврейском кладбище.
Он создал в Народном доме
Городка «Народный театр».
Ставились спектакли.
В Ленинграде он участвовал
в восстановлении разрушенных дворцов.
Реставрировал надписи и росписи
в Хоральной синагоге.
Отец прославился тем, что организовал в Народном доме самодеятельный драматический театр, в котором был актером, режиссером и оформителем декораций. Ставились серьезные пьесы. Помню, особым успехом пользовался спектакль «Тупейный художник» по повести Лескова, где отец исполнял главную роль. В спектакле была занята и моя мать, а если в некоторых пьесах требовался детский персонаж – мальчик, то и я становился артистом, за что в школе меня дразнили и обижали. Самодеятельному театру предрекали большое будущее, но этому помешала война. Впоследствии на основе этого произведения композитор Стрельников написал музыку для оперетты «Холопка», а уже после войны режиссер Роман Тихомиров снял музыкальный фильм «Крепостная актриса». В этом фильме нашлась работа и для меня.


Никто не задавал себе вопрос - почему первая статья о каскадёре/ и сам этот термин-каскадёр/ Александре Массарском появилась в газете "Вечерний Ленинград" только в 1973 году.....Ведь по его рассказам в кино он начал подрабатывать с 1949 года в фильме "Звезда". Мало кто догадается, что именно в 1973 году я променял свою профессию инженера и спортсмена на профессию каскадёра и по совету Ивана Эдмундовича Коха и Григория Михайловича Козинцева поступил на работу в Ленинградский государственный институт театра,музыки и кинематографии и открыл свою первую студию каскадёров / из спортсменов, подхалтуривающих в бригаде А.С.Массарского на фильмах "Сломанная подкова",1972 и "Блокада",1974-76 /.....тут то А.С.Массасркий встрепенулся - как это я из его халтуры тренера по самбо слепил такую красивую "конфетку" - профессию каскадёра. Да ещё и статью ему я показал Михаила Беленького в журнале "Вокруг света" №7,1971 года про французского каскадёра Жильбера Деламара. Вот тут А.С.Массарский и начал врать в газетах , как ошпаренный, что он основоположник советской школы каскадёрского искусства....Даже не удосужился прочитать, что основоположниками этого искусства в СССР стали Григорий Козинцев /в то время Козинцов/ и Лев Кулешов в 1920-х годах.Задумайтесь также о тоом, почему разносторонний гений и изобретатель А.С.Массарский не избрёл ни одного приспособления для падени каскадёров с высоты, горений каскадёров на съёмочной площадке и прочих трюков, а изобрёл только "баню в чемодане", которую увидел в моём каталоге западногерманских товаров OTTO за 1969 и нигде не смог использовать по назанчению, пока не услышал , что на станции МИР космонавты парятся с веничком в бане конструкции космонавта Александра Сереброва и после смерти оного начал увязывать свою баню со станцие МИР посредством туманных высказываний его друга космонавта Г. Гречко о бане космонавта А.Сереброва и её похожести на идею о бане А. Массарского.


А вот ещё новости. Друг А.С.Массарского и Д.Шулькина -кинорежиссёр Ленфильма Юрий Мамин отвалил в США и на прощание в двух словах рассказал журналисту, что он о нас / с Массарским и Шулькиным живущих ещё и в Германии/ думает:

25.03.2019, 11:32
Режиссер Мамин: Россия приближается «к нечеловеческому сталинскому режиму»
Российский режиссер Юрий Мамин, уезжающий в США, обратился с открытым письмом к журналисту Петру Котову. В материале, опубликованном в разделе блогов на сайте «Эха Москвы», кинематографист раскритиковал бравшего у него интервью автора за недостоверную передачу фактов и сути беседы.

Мамин подчеркивает, что в ходе разговора с Котовым рассказал ему «о своей страстной ненависти к путинскому режиму, который при помощи двух ведущих телеканалов страны, больше напоминающих прикормленных немецких овчарок на поводке, превратил население в страну глухих и слепых, не способных мыслить, как в своё время это сделал Сталин», что чувствует, как «с каждым днём страна уверенно приближается к нечеловеческому сталинскому режиму, потому что во главе её стоят сталинисты, нацепившие православные кресты и погрязшие в воровстве и произволе», что «новые правила жизни, которые неутомимо навязывают нам законодатели - глупцы, подлецы и льстецы из Госдуры, довели страну до такого состояния, что здесь стало нечем дышать, и каждый день, проведённый в сегодняшней России - оскорбление для мыслящего человека».

В результате, подчеркнул режиссер, в опубликованном ИА «Росбалт» интервью он прочел «лишь сетования человека, обиженного на судьбу из-за низкой зарплаты и запрета на профессию, что легко объяснить завистью к тем, кому разрешено сегодня снимать кино».

Также кинематографист заявил, что журналист опубликовал в материале неточные сведения, полученные не от него. Кинематографист добавил, что Фонд кино не поддержал два его проекта - «Радость любви к Джойсу» и «Окно в Париж, 20 лет спустя», но поддержал проект Сергея Снежкина «Контрибуция», который, по мнению Мамина, был «не просто не слишком удачным, а ужасающе слабым».

«Два моих проекта, на защиту которых специально приехал министр культуры [Владимир] Мединский, были отвергнуты, несмотря на самый яркий среди других питчинг, который я подготовил для членов экспертного совета, - заявил режиссер. - Мои проекты закрыл лично Мединский, который, как потом выяснилось, терпеть не может «Окно в Париж», причисляя его к категории «рашка-говняшка», которую сам же и изобрёл. Мединский - это ограниченный и лживый пропагандист путинского режима, который вовсе не виноват в своих поступках и решениях, как не виноват сторожевой пёс, охраняющий безопасность своего хозяина от любых посягательств (…) Не он здесь всё решает, а Хозяин, которого холопы называют - «папа».

В заключение Юрий Мамин подчеркнул, что уезжает в США не для того, чтобы «доживать свой век», а для занятия творчеством.

«Эх, несмелый Вы человек, Пётр. Ведь я согласился на интервью с Вами не для того, чтобы вызвать сочувствие, а скорее, для того, чтобы в своём лице дать пример мыслящим соотечественникам и возбудить их на решительный поступок», - резюмировал обращение к журналисту режиссер.

Постоянный адрес новости: https://fn-volga.ru/news/view/id/99361
Печать

21 марта 2019, 16:05 266871
«Деньги на фильм мне дали питерские бандиты»
В современной России у кинематографистов, отказывающихся обслуживать интересы власти, нет никаких перспектив, считает режиссер Юрий Мамин.

«Мне жалко тех, кто остается».
© Фото Петра Котова
Из России в США на прошлой неделе вместе с супругой актрисой Людмилой Самохваловой уехал известный кинорежиссер, автор культовых фильмов «Праздник Нептуна», «Фонтан» и «Окно в Париж» Юрий Мамин. Перед отъездом в интервью «Росбалту» он рассказал о причинах своего решения и о том, как устроена российская киноиндустрия.

— Юрий Борисович, совсем недавно на «Эхе» в программе «Особое мнение» вы заявили, что намерены поехать за океан поработать. А теперь говорите, что вряд ли вернетесь. Как-то неожиданно…

— Я уже давно думаю об отъезде. Тому много причин, главная из которых — фактический запрет на профессию. Я несколько лет не снимаю кино, потому что у меня просто нет такой возможности.

— А в США она появится?

— Начнем с того, что там мне не будут запрещать снимать то, что я хочу. У меня уже есть определенные планы и даже договоренности. В Соединенных Штатах живет и работает моя дочь Катя. Она очень талантливая актриса и певица — участвует в русском театре, записывает альбомы. Вот я и начну с малого, а именно — с музыкальных клипов на песни дочери. Ну, а дальше посмотрим. Уверен, что мои знания и опыт в кинематографе оценят, и они будут востребованы.

— Вы говорите о запрете на профессию. Но ведь вы же преподавали в университете профсоюзов.

— Я оттуда давно ушел. И должен сказать, что на душе остался горький осадок. К сожалению, программы обучения направлены не столько на то, чтобы дать студентам обширные знания, а в большей степени на воспитание у молодых людей чувства псевдопатриотизма и так называемой «любви к Родине». В такой атмосфере образование уходит на второй план.

Фото с сайта www.krsk2019.com
Почему для наших студентов мускулы важнее всего
Впрочем, уровень знаний юношей и девушек, только что окончивших школу, тоже поражает. Это невероятно, но я встречал студентов, которые считают, что Солнце вращается вокруг Земли, и никто из них не знает, куда впадает Волга. Какое-то дремучее невежество! Не удивлюсь, если они думают, что Земля стоит на трех черепахах.

— Но вы же уезжаете не из-за низкого уровня знаний студентов?

— Да, с этим еще можно бороться, что-то исправить. Но как изменить отношение власти к преподавателям вузов и школ, к воспитателям в детсадах, к врачам в больницах? Я имею в виду нищенские зарплаты. Профессор вуза получает в два раза меньше, чем, например, водитель трамвая! В какой цивилизованной стране такое возможно? Я лично столкнулся с тем, как мои коллеги экономили каждую копейку, вплоть до того, что не ходили обедать в столовую, а приносили из дома бутерброды…

— Извините, но я не верю, что все это может стать для вас, человека творческого, причиной отъезда на ПМЖ в Америку.

— Главной причиной, как я уже сказал, является то, что я не могу в своей стране работать, творить. Более того, я внесен в так называемый список «пятой колонны». Естественно, на официальном уровне существование такого списка не поддерживается, но я это явно почувствовал на себе три года назад — в свой 70-летний юбилей. Тогда журналисты разных изданий брали у меня интервью, но потом практически все позвонили и, извиняясь, сказали, что про Мамина не велено ничего писать и говорить, не рекомендовано куда-либо приглашать. За последние годы были закрыты все мои программы и кинематографические проекты.

— Что конкретно вы хотели снимать и что вам запретили?

— Начну издалека. В 2008 году я снял свой последний полнометражный фильм «Не думай про белых обезьян». После чего все мои надежды и творческие планы были связаны с возрождением «Ленфильма». В 2012-м Министерству культуры была представлена концепция развития петербургской киностудии, которую презентовал известный режиссер Сергей Снежкин. Первоначально в нее входили три больших кинопроекта. Два из них были мои — «Окно в Париж — 20 лет спустя» и «Радость любви к Джойсу». Третий фильм был самого Снежкина — «Контрибуция». Кстати, сценарий к фильму «Радость любви к Джойсу», о судьбе переводчиков, работавших с произведениями ирландского писателя, очень нравился Алексею Герману… Казалось бы, мне надо было радоваться и начинать плодотворно трудиться. Но, увы, в результате оба моих проекта не получили поддержки в Минкульте, и, как мне дали понять, лично по инициативе министра Мединского. Прошел только проект Снежкина — на мой взгляд, не очень удачный.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»
«Если есть в России враги народа, то они сидят в Министерстве культуры»
— В вас говорит обида…

— Отнюдь. Я стараюсь быть объективным. Фильмы Снежкина считаю профессиональными. В частности, из ранних мне нравятся «Невозвращенец» и «ЧП районного масштаба», из современных — сильный фильм «Похороните меня за плинтусом» 2009 года… К сожалению, Сергей в последнее время превратился в конъюнктурного режиссера — он же председатель петербургской организации Союза кинематографистов, ставленник Никиты Михалкова. В нашей стране, если хочешь снимать кино, которое будет финансироваться из бюджета, надо дружить с властью. Иначе не получается. А кто, как не Михалков, ближе всех к верховной власти…

«Ленфильм» между тем продолжает загибаться. Вы можете назвать картины, снятые за последнее время на некогда великой киностудии со столетней историей?

— Затрудняюсь… Зато помню, что в прошлом году были сразу два юбилея ваших фильмов: 30 лет «Фонтану» и четверть века «Окну в Париж». Кстати, расскажите что-нибудь интересное о съемках этих двух легендарных картин.

— Вы забыли еще про мой неюбилейный фильм — «Праздник Нептуна». Он был показан в 1986 году на V съезде кинематографистов, и мои коллеги называли этот фильм знаменем нового времени. Еще помню, как мне звонил писатель Виктор Астафьев и с благодарностью выражал свое восхищение после просмотра. Я очень сожалею, что не удалось встретиться с этим великим русским писателем лично.

Что касается «Фонтана», то партийные чиновники посчитали его лишь острой критикой работы ЖЭКов, не увидев в нем модель советского общества. Фильм не шел по стране широким экраном, зато получил Гран-при на международном кинофестивале «Золотой Дюк» в Одессе в 1988 году. Также на том фестивале «Фонтан» получил Приз критики и Приз киноклубов. Председателем жюри был Эльдар Рязанов, как никто другой разбирающийся в комедиях. Поэтому за «Фонтан» проголосовали единогласно… А снимали мы это кино зимой в старом доме, в районе Лиговки за Обводным каналом. И этот дом оказался, как и в фильме, проблемным. Мы это поняли, когда во время съемок реально лопнули трубы. Помню, был жуткий запах. Какое-то время зайти в дом было невозможно.



Фото Петра Котова

На фотографии (1989 г.) — Юрий Мамин в творческом процессе вместе с Владимиром Вардунасом, другом и автором практически всех сценариев фильмов, снятых Маминым. Владимир ушел из жизни в 2010-м, ему было 53 года.

— Зато «Окно в Париж» снимали в городе, где другие запахи…

— Да уж, в те годы Париж был для всей съемочной группы настоящей сказкой! В который раз хочу с благодарностью вспомнить французского продюсера Ги Селигмана. Его помощь была неоценима. К тому же он частично профинансировал проект, а когда фильм был готов, принял активное участие в продвижении картины во Франции и США. А начинал я «Окно в Париж» в 1992 году на петербургской студии «Троицкий мост», руководителем которой был известный режиссер Игорь Масленников («Приключения Шерлока Холмса», «Зимняя вишня»). К сожалению, Игорь Федорович вскоре отказался финансировать картину, предложив французам взять на себя все расходы.

— И где же вы нашли необходимые для съемок деньги?

— Не поверите, но от безысходности я пошел к питерским бандитам. Меня с ними свел один старинный школьный товарищ. (Мамин родился в 1946 году в Ленинграде, на Гороховой улице, где и проживал безвыездно до последнего времени). Был в ту пору в Петербурге такой криминальный авторитет Кирпичов, который дал на фильм несколько сотен тысяч или даже миллион рублей наличными. Приобщился к искусству! Точную сумму не помню, но по тем временам это были большие деньги.

Когда фильм вышел на экраны, Кирпичов потребовал поделиться прибылью. В ответ я предложил ему посетить видеосалоны города, где в массовом порядке крутили пиратские копии. Оказалось, что этим занимается какая-то другая криминальная группировка. Они там между собой разбирались, а от меня, слава богу, отстали.

Кстати, я от России ничего не получил за этот фильм. Только французы мне заплатили. А бандиты и к Селигману поехали во Францию требовать деньги… Дело прошлое, но мне кажется, что там не обошлось без вмешательства местной полиции.

Фото из личного архива Вячеслава Недошивина
«Нас погубит то, что мы ненавидим»
— Сегодня французская полиция активно задействована в сдерживании протестов «желтых жилетов». В связи с этим вопрос от нашего президента: «Вы хотите, чтобы у нас было как в Париже?»

— Да, я хочу! Сожгли машины, побили витрины магазинов — это, конечно, нехорошо. Но сильно переживать по этому поводу не стоит — ущерб возместит страховка. Главное здесь другое: люди вышли бороться за свои права, и я уверен, что они добьются выполнения своих требований.

А у нас в стране отсутствует даже ключевой институт демократии — честные выборы, и поэтому уже много лет нет сменяемости власти. Еще одна важнейшая составляющая демократии — свобода слова и печати — если где-то и прорывается на просторах России, то только в микроскопических дозах, на небольшую аудиторию, которая и так все знает и понимает. Когда я, например, выступаю на «Эхе», то называю это «стучаться в открытую дверь»… К сожалению, мы знаем, к чему приводят и чем заканчиваются авторитарные режимы.

— Давайте вернемся к «Окну в Париж». Это правда, что в 1995 году его хотели номинировать на «Оскар»?

— Действительно, была такая история. Французский продюсер Ги Селигман передал фильм американскому прокатчику — представителю кинокомпании Sony Pictures. После успеха в США «Окно в Париж» хотели выдвинуть на «Оскара». Но заявка должна была исходить от российской стороны. Тогда прокатчик написал письмо председателю Госкино Армену Медведеву, который поддержал инициативу американцев. У моего фильма были большие шансы получить главный приз в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Однако случилось непредвиденное: сменился председатель российского оскаровского комитета — эту должность занял Андрей Кончаловский. Естественно, что фильм его брата, Никиты Михалкова, сразу стал приоритетным… (В итоге «Утомленные солнцем» получили «Оскара»).

— Юрий Борисович, извините, но не хотелось бы углубляться в тему непростых, как я понимаю, взаимоотношений двух мэтров кино. Поэтому спрошу вас вот о чем: какие современные российские фильмы, на ваш взгляд, можно считать наиболее удачными?

— Возможно, вас удивит мой ответ, но я считаю крепкими, профессионально сделанными такие фильмы, как «Движение вверх», «Легенду № 17», «Время первых»…

Стоп-кадр из фильма «Т-34»
«Т-34». Якобы о войне
— Почему удивит?

— Потому что я не приемлю фильмы, снятые по заказу властей в целях пропаганды… Есть кинорежиссеры-авторы, обладающие своим стилем, языком и позицией. Это Тарковский, Рязанов, Данелия, Тодоровский и многие другие. А есть исполнители — те, которые «чего изволите». Бесспорно, среди них есть талантливые. И власть использует их талант в своих интересах. Во все эпохи творческим людям либо позволяли высказываться — тогда государство было свободным и сильным, либо нет — и тогда государство было слабым. Мне кажется, что сегодня в нашей стране художнику не позволяют открыто высказывать свое независимое мнение…

Названные мной фильмы, повторяю, сделаны профессионально, но в угоду пропаганде, культивирующей прошлые выдающиеся заслуги и победы СССР. А где сегодняшние победы? Какой фильм можно снять сегодня о достижениях страны? О тысячах проложенных километрах газопроводов?

— Вы считаете, что сегодня в России вообще нет настоящих авторских фильмов?

— Ну почему же. Есть, конечно. Например, режиссер и сценарист Андрей Звягинцев, один из немногих признанных в Европе, обладая своим выразительным киноязыком, снимает очень хорошее кино… Извините, но, по-моему, эта тема, которую вы затронули, слишком серьезная и обширная, и мне не хотелось бы касаться ее мимоходом.

— Хорошо. Что-нибудь хотите сказать на прощание перед отъездом из России?

— Я полагаю, что мне могут только завидовать люди, которые не в состоянии отсюда уехать. И мне жалко тех, кто остается. Независимо от того, что меня ждет в будущем, я уже скоро вдохну воздух свободы. Как тут не вспомнить Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, / Страна рабов, страна господ, И вы, мундиры голубые, / И ты, им преданный народ».

Беседовал Петр Котов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment