Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Список Швондера



Оригинал http://www.proza.ru/2018/01/31/184

Список Швондера

Николай Ник Ващилин

Сегодня был опубликован список от доброжелателей из США -"Они мешают нам жить".....Практическая значимость этого списка может представлять ценность для коммунистов из КПРФ при экспроприации экспроприаторов....Но до этого ещё далеко.
Если вы подумали, что этот факт поломает судьбу этих персон,то вы ошибаетесь...Не спешите менять фамилию на ИВАНОВ и подавать документы на выезд в Израиль.Не путайте этот список со списком Шиндлера. Их не уволят и не посадят. Как в 1990-х дети в школах писали сочинения на тему "Кем ты хочешь быть?" и отвечали с восторгом - "Хочу быть бандитом!" или "Хочу быть проституткой", ныне эти Герои капуталистического труда и Золотых парашютов не мешают жить, а помогают жить кумирам детишек 1990-х...
Уже сегодня Путиным была дана положительная оценка всех персон, вошедших в Чёрный список наворишей и олигархофренов, благоразумных разбойников по мнению "наших американских друзей".
Следующий шаг,по аналогии с поддержкой Путиным ранее "опущенных" банкиров и разорившихся заводов, членам списка будет оказана моральная и материальная поддержка из Фонда благосостояния.Низкий поклон от всех членов списка американским конгрессменам и лично товарищу Трампу-Тарарампу за легализацию списания нового транша из закромов России. Тонко работает нелегал под псевдонимом Легал.

Пост скрип.

Швондер – второстепенный персонаж в повести М. А. Булгакова «Собачье сердце», пролетарий, новый глава домкома. Он сыграл немаловажную роль во внедрении Шарикова в общество. Несмотря на это, автор не дает ему развернутой характеристики. Это – не человек, а общественное лицо, обобщенный образ пролетариата. Все что известно о его внешности, так это то, что на его голове возвышалась густая копна вьющихся волос. Он не любит классовых врагов, к коим относит профессора Пребраженского и всячески это демонстрирует.

Для Швондера самой важной вещью на свете является «документ», то есть бумажка. Узнав, что у Филиппа Филипповича в квартире проживает незарегистрированный человек, он тут же обязывает прописать его и выдать паспорт на имя Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Его не волнует, откуда взялся этот человек и то, что Шариков это всего лишь собака, преображенная вследствие эксперимента. Швондер преклоняется перед властью, верит в силу законов, нормативов и документов. Его даже не волнует то, что профессор совершил настоящий переворот в науке и медицине. Для него Шариков – это просто очередная единица общества, жилец квартиры, которого надо поставить на учет.

© Copyright: Николай Ник Ващилин, 2018
Свидетельство о публикации №218013100184

Дорогая передача! Во субботу, чуть не плача...



Песнь о Высоцком (Николай Ник Ващилин) / Проза.ру

https://proza.ru/2010/08/31/866



Володе Высоцкому, поэту и хулигану.


Холодный ветер с Балтийского моря тащил и расстилал над полями туманы. Мы шли по полю и внимательно смотрели себе под ноги, выискивали камни и всякую такую ерунду, которая завтра на съёмке могла бы впиться в бочину или выбить позвонок. Завтра нам предстояло снимать погоню воинов шерифа за храбрыми дружками Робин Гуда и падать на эту теплую, мягкую, покрытую туманом землю своими крепкими молодыми телами. Подходили к концу съёмки фильма «Стрелы Робин Гуда» на Рижской киностудии. Мы наслаждались этой средневековой атмосферой и латышской организованностью четвёртый месяц.. Уже были отсняты эпизоды в Польше в старинном замке Мальборк и оставалось только поставить жирную точку. Надо было остаться живыми в сцене погони. Эта сцена для нас была самой сложной в фильме. Тогда и заработанные деньги пригодятся на покупку квартиры, мебели и всякого прочего хлама, так засоряющего этот прекрасный мир.

Репетиция подходила к концу и режиссёр уточнял задания на завтрашнюю съемку. По мизансцене впереди на коне должен скакать Робин Гуд и прижимать к себе прекрасную дочь мельника Марию. Ее роль в фильме играла латышская манекенщица Регина Разума, девушка неземной красоты. Мы боялись поднять на нее глаза. А так хотелось рассмотреть, налюбоваться ее носиком, губками, волнами ее шелковистых волос, нежно вздымающейся грудью и такими обворожительными бедрами. Но чтобы не распалять гнев ревнивого режиссёра, мы быстро отводили взгляды в сторону и делали вид, что обсуждаем свои проблемы.
Подошли к обсуждению того, кто повезет Регину. Можно я, Александр Самойлович? Нет, Коля, тебе нужно падать. А повезет ее Улдис. Справишься, Улдис? Канечна, - выпалил со своим латышским акцентом Улдис. Вот пусть Улдис и падает, а я повезу Регину. Улдис падать не умеет и неприятности мне под конец фильма не нужны. А тебя ждет молодая красивая жена, и я обещал ей заботиться о твоей нравственности. Настроение у меня испортилось, надежда опять растаяла...День закончился протиранием штанов в баре гостиницы. Утро следующего дня выдалось погожим. Операторская «Чайка» медленно ехала по дороге, идущей по краю поля. Мы, двадцать всадников на рыси проходили дистанцию, размечая места падений. Приехали актеры. Регина вышла из машины и озарила поле своим сиянием. Улдис подъехал на вороном жеребце и режиссер Сергей Тарасов, который не позволял никому дотрагиваться до Регины, взял ее за талию и поднял в седло прямо в цепкие ручищи Улдиса. Тот усадил Регину перед собой и прошелся с ней легким галопом. Она была испугана и от страха прижималась к Улдису. Мотор! Камера! - разнеслось над полем. Кони застригли ушами и начали топтаться на месте, пытаясь определить откуда придёт опасность. А опасность сидела у них на спинах, готовая по первому повелению режиссёра « начали» вонзить им в бока железные шпоры. Отряд полетел во весь опор, обгоняя «Чайку». Я двинул шенкелем, чтобы догнать Улдиса и взглянуть на Регину. Потом придержал коня, отстал, вышел на свою позицию и, дождавшись команды режиссера, грохнулся на землю. После трех дублей сделали перерыв, готовили другую сцену. Мы пошли разоблачаться и отдали лошадей конюхам. За время съёмок собралось много окрестного народа. В толпе царило такое оживление, как будто что-то «давали». Я подошел и увидел, что приехал Володя. Местная знать уговаривала его поехать на шашлыки. Нет, нет, ребята - отнекивался Володя. Только, если с друзьями. Канечна, канечна, Владимир Семъёнович, сколько хотите, столько и берите. Вы хозяин — как скажете, так и будет - извивался перед ним настойчивый лысеющий поклонник, чем-то смахивающий на старшего официанта. Пока снимали крупный план Регины с Борей Хмельницким на коне, я успел переодеться и вышел на свежий воздух, напоенный горьким ароматом полевых трав.

Сделав несколько шагов, я замер как сеттер. Передо мной в облегающем льняном платье стояла «колдунья». Она прошла мимо, наклоняясь и собирая цветы. Меня как будто и не было. Наверное, я был очень похож на пень. Боже мой, живая Марина Влади! Я был влюблен в нее без памяти с того самого дня, когда прорвался в кинотеатр «Балтика» на заграничный фильм «Колдунья» с запретным грифом «Детям до шестнадцати - запрещено! ». Тогда она взаимностью мне не ответила. Она и не знала, что я есть на этом свете. Я уже не первый год работал в кино и немного привык к таким чудесам, когда в коридоре студии вдруг встречаешь человека с до боли знакомым лицом: «Ах, да, это же князь Болконский»!? Но князь равнодушно проходит мимо тебя. Он тебя и знать не знает. Он же с экрана тебя в зрительном зале не видел. Не видела меня и она.

Ко мне подошёл вредный и вонючий , как скунс , начинающий каскадёр Коля Сысоев и спросил,не ко мне ли на свидание приехала Марина Влади? Хотелось отвесить ему оплеуху, но он быстро исчез. Не знаю точно как в средние века, но в наше время в СССР именно с таких приколок начинались ухаживания и сногсшибательные романы на спор с недосягаемыми красотками простых советских нищебродов . Уже слагались сплетни о польской актрисе Беате Тышкевич, которую на спор пригласил на главную роль в свой фильм "Дворянское гнездо" молодой режиссёр Андрей Михалков-Кончаловский. А наши , очумевшие от советско-американской стыковки космических кораблей Апполон-Союз, каскадёры и актёры приудоряли за голливудскими звёдами Авой Гарднер и Элизабет Тейлор а перерыве между съёмками на киностудии Ленфильм.

Володя был оживлен, весел и беспечен. Он выглядел победителем. Он написал баллады к этому фильму. Марина Влади, как шёпотом сообщил мне Боря Хмельницкий, охлаждая мой пыл, была его женой. И мир, как и Бабелю, казался ему прекрасным, как луг в мае, по которому ходят женщины и кони. А все красавцы, вроде меня, «умывали» по утрам свои постные лица прохладной водой и без конца задавали себе один и тот же вопрос: «Как же так?».

Мы обнялись. Володя в моих объятиях был маленьким, но плотным. Вспомнили о съемках 1967 го в «Интервенции», когда он чудом не сломал себе шею, прыгнув с балкона в сцене драки. Вспомнили, как познакомились в пивбаре "Гамбринус" на Дерибасовской в Одессе, где он пел под гитару в своё удовольствие за кружкой пива. Вспомнили о том, как фильм «положили на полку» и режиссёра Геннадия Поллоку чуть не посадили в острог. А его, Высоцкого, сыгравшего там главную роль, « не рекомендовали» снимать. Вспомнили его первый концерт в Ленинграде в джаз-клубе «Восток», после которого сняли директора дома культуры с «физической» фамилией Ландау.






Рижское взморье. Майори. 1975. Карел Готт выступает в Риге, Владимир Высоцкий отдыхает в Доме композиторов с Мариной Влади.










Бутафорские перила сломались и Высоцкий полетел не на ноги, а вниз головой...Массарский из за неопытности не проверил перила на прочность...






Высоцкий в буфете ДК Пищевиков в Ленинграде Джаз клуб ВОСТОК..... осень 1967 года





- Ну, ребята. Я вам под сражение в болоте такую балладу написал, заслушаетесь, забудете про драку. Подъехал и спешился Боря Хмельницкий и прямо в костюме Робин Гуда начал обнимать Володю. Они обнимались, приподнимая друг друга и изображая неизвестные приемы нанайской борьбы. Таганские братья — они ликовали от того, что судьба к ним так благосклонна, от того, что она их заметила и так правильно оценила. Слёзы зависти тихо сочились у меня из глаз, глядя на такую дружбу.
Володя приударил за Региной и начал было напевать ей гениальные куплеты из своих баллад, растягивая покрывалом хриплые звуки «Я поля влюблённым расстелю...». Но, вспомнив про Марину, быстро и сбивчиво начал рассказывать нам абсолютно киношную историю о покупке на гастролях в Германии двух БМВ, один из которых арестовал Интерпол. Потом заговорщицким шёпотом так же быстро поведал историю об обиде на французскую проститутку, которую снял у Булонского леса в Париже и та, сволочь, взяла с него деньги. С него, с Высоцкого! Жаворонкам его было не перекричать.
Боль в бедре от неудачного падения на секунду приходила и отступала вновь в наркотическом дурмане этого необычного, прекрасного дня. Совсем рядом со мной, в двух шагах, так что ее можно было потрогать рукой, бродила по полю среди наших лошадей Марина Влади со своими роскошными распущенными волосами и стройными босыми ногами топтала ту же траву, по которой только что ступал и я. Здесь же на расстоянии, на котором не успевал растаять аромат её волос, ходила Регина и рассеянно слушала комплименты режиссера. Повод для комплиментов был нелицемерный. Хрупкая манекенщица, не осознавая того, промчалась галопом на вороном жеребце в объятиях Улдиса, будто съела мороженое.


Спустя мгновения все сели в автобус и поехали в гости на шашлыки. Володя всех приглашает. Мы приехали в долину огромного оврага, по дну которого струилась прозрачная речушка. Крутые берега были усеяны «скворечниками», утопающими в зелени фруктовых садов. Это было садоводство. «Скворечники» местного народонаселения испускали из труб сизый дымок. Поселок жужжал и лаял. Разноголосым хором кричали дети. Наш главный зазывала вытащил из своего «скворечника» жену с полотенцем на голове и руками по локти в тесте и возгласил: посмотри кого я тебе привёз! Тут же он жадно осушил стакан самогона и через минуту упал под куст красной смородины. Больше я его не видел. По посёлку, как по цыганскому табору, молнией разнеслась весть о том, что приехал Высоцкий. Марина Влади — не в счет. Да ее никто и не узнал. На нее и не смотрели. Беглыми взглядами были отмечены Вия Артмане и Боря Хмельницкий. Режиссер Тарасов, директор Цирельсон и другие важные члены съёмочной группы, абсолютно не известные в этих кругах, вообще были восприняты как сопровождающие лица и оттеснены толпой местных жителей от Владимира Семёновича, который уже держал гитару наперевес. Поселковая развилка стала его пьедесталом. Протиснуться к Володе было невозможно. Он своим авторитетным хриплым заговором быстро организовал садоводов в кипучий колхоз. Притащили несколько столов и выстроили из них длинный прилавок. Как из рога изобилия на него посыпалась колбаса, огурцы, помидоры, пирожки и вообще всё, что едят местные жители. По нотам зазвенели стаканы, кружки, стопочки. До, до, ре, ми, ми, фа, фа, соль. Подайте соль к огурчику. Рекой полилось «белое» вино. Трень-брень бренчала гитара. Трещал сосновыми поленьями костер. А надо всем этим хриплый надрывный голос Высоцкого. Он пел баллады, которые написал к этому фильму про Робин Гуда, про любовь, про борьбу за справедливость. А народ выкрикивал и просил хорошо знакомые, петые-перепетые «Баньку», «Шифмана», «На канатчиковой даче»…
-Володя, а если б водку гнать не из опилок, то чего б нам было с семи бутылок - настойчиво просила публика.
На крутые берега оврага высыпала тьма-тьмущая местного люду. Я с трудом пробрался к Володе и встал за его спиной. Он сидел на табуретке, Марина устроилась у его ног. Мне было хорошо ее видно и я вперился в неё взглядом, отгоняя навязчивую крамольную мыслишку. Она не сводила глаз с Володи. Быстро смеркалось. Свет от костра высвечивал ближний круг и в звенящей одинокости песни казалось, что у костра сидят лишь несколько человек. Но когда песня заканчивалась, из сумрака ночи в мерцании мириад дрожащих огоньков раздавался шквал криков и аплодисментов.
Перебрав струны, Володя подвинул табуретку и как бы случайно встал ее ножкой мне на большой палец ноги. Нестерпимая боль пронзила мое тело. Я попытался выдернуть ногу, но ничего не получилось. Табуретка всё глубже вдавливала мой палец в землю. «Дом хрустальный на горе для неё...» - пел Володя Марине. Она смотрела на него преданными, любящими глазами. Прерывать такой взгляд было бы преступлением. Я терпел невыносимую боль. Голова сжалась железным кольцом спазма. Когда Володя закончил петь и привстал, я сел на землю и еле удерживал себя в сознании. Крики, аплодисменты и прочий шум пропадали и возвращались снова. Я натужно улыбался глупой улыбкой, но в темноте этого никто не видел. Я поплёлся вдоль дороги, оставляя за собой в темноте мокрый след крови. Сзади затарахтел мотоцикл. Добрый паренек домчал меня до города. Перевязав палец, я уснул мёртвым сном.
Проснулся я от Володиного крика в коридоре гостиницы. Не понимая, что происходит, я выглянул из номера, и лицом к лицу столкнулся с Хмельницким.
-Коля, помоги, пойди к Володе, я сейчас!- на ходу прокричал Боря.
-А что происходит?
-Его музыку не приняли.
-Как не приняли? Ведь вчера…
-Так, не приняли. Будет писать другой композитор. Ни то Паулус, ни то Раймондус. Эта им не подходит. Сказали, что к их фильму скоморошество этого столичного барда не подходит. Им нужна серьёзная музыка.
Я заглянул в его номер. Лицо у Володи было красным, жилы на шее раздуты, глаза наполнены гневом. От вчерашнего блаженства не осталось и следа. Несколько человек безучастно пребывали в номере. Марина стояла перед ним на коленях. Он сидел на диване, обхватив голову руками, и глухо рычал «Суки, суки, суки!».
Прошло пять лет. Вышел и растворился с экранов фильм про английского разбойника Робин Гуда без музыки Высоцкого, ни у кого не оставивший внятных воспоминаний. Видимо, власти видели в нём прообраз Ленина, а Володя этого не понял или не хотел понять и в своих балладах оставил его лесным разбойником. Наверное думал - они не заметят. А они заметили и «зарубили». «Зарубили» Володю. В сотый раз.
Никто не стал бастовать, выражать протесты и отказываться от гонорара.Только верный друг Робин Гуд - Боря Хмельницкий отказался озвучивать свою роль. Но это мало кого напугало и роль с удовольствием озвучил актёр Александр Белявский. У Робин Гуда и его «лесных» братьев износились до дыр джинсы, купленные на заработанные деньги. Володя с песнями в одиночку продирался к своему любящему народу через каждую подворотню и открытое окно. А денег всё равно не хватало. Иметь такую жену, нужно и самому быть в полном порядке. А для этого не раздражают власть, а её захватывают. Первое он делал изумительно, а на второе, во всяком случае к июлю 1980 года, уже был не способен.
Однажды в 1978 году мы летели с Володей на одном самолёте из Одессы в Москву. Я тогда ставил трюки в фильме «Д*Артаньян и три мушкетёра» и заканчивал работу на «Сибириаде» у Андрея Кончаловского. Пока мы проходили регистрацию и поднимались по трапу Володя успел поделиться своими впечатлениями о командировке на Одесскую киностудию
-Ступил на Одесскую землю. Никого, даже машины с киностудии. Я, как человек необидчивый и богатый, сел в такси, поехал на киностудию. Там обо мне и знать не знают, кто, говорят, такой? Откуда? Зачем? Потом разобрались, извинились, сделали фото, послушали песни, заказали песни, рассказали про сценарий и повезли в гостиницу. Номеров нет. В ресторане говорят: русских не кормим. Лег спать голодным в номере у режиссеров.
Оказалось, что за эти годы, прошедшие после «облома» с музыкой на «Стрелах Робин Гуда» он не имел ни одного заказа в кино на песни и на музыку к фильмам. А это было хорошим заработком, на уровне гонораров авторов фильма. На такую зарплату можно было безбедно существовать с красавицей женой и помогать двум другим семьям. Но ,видимо, не случилось. Большевики знают, как помочь человеку….потерять равновесие, когда тебя одевает твоя жена из парижских бутиков. Особенно , когда у жены уже были мужьями великий актёр Робер Оссейн и владелец авиакомпании Жан-Клод Бруйе…..
Потом мы сели на разные места, уснули и попрощались только приземлившись.



Летом 1980 - го я работал в Москве на Олимпиаде и в один из вечеров после успешного открытия в Лужниках, поехал к своему приятелю Никите на Малую Грузинскую. Неожиданно, а он жил в этом же доме, встретил Володю, измождённого, нервного с помятым серым лицом. Его сопровождала не колдунья, но персонаж из их числа и ещё какие-то две тени. Говорил он сбивчиво и не понятно о чём. Долго и высокопарно представлял свою спутницу Олесю или Оксану. Точно я не расслышал, а переспрашивать не стал. Мне было всё равно. Ей он рассказывал про наши подвиги, постоянно вставляя "смотри, какой он высокий". Та лукаво щурила и опускала глазки. Похоже, она была счастлива. Я спросил про Марину. Ему это не понравилось и он насупил брови. Володя взглянул на меня тем демоническим взглядом, которым пьяные мужья смотрят на тех, кого подозревают в порочной связи со своей женой. Видимо у меня не получалось скрывать своё восхищение Мариной.

Он показался мне брошенным и одиноким. Тянул за пуговицу и звал с собой, суля неземные радости. Потом попросил в долг денег, клятвенно заверяя, что на днях он получит солидный гонорар. И не было никого рядом, кто бы изменил их планы. Амок — почему-то промелькнул в мозгу давно читанный рассказ Стефана Цвейга. А как же Марина? -стучала в моей голове парадоксальная загадка. Я постарался побыстрее освободиться от их общества и мы разошлись в разные стороны праздновать очередной « удачный» вечерок.

Через несколько дней по Москве разлетелась весть, что Высоцкий умер. Я позвонил Боре. Он был подавлен. Спустя два дня я нехотя тащился в театр на похороны, опасаясь быть замеченным в порочащих связях. Но проблески стыда не позволяли оставить в такую минуту, как мне казалось, одинокого неприкаянного человека, с которым пересекались пути земной жизни. Да к тому же уже совсем мёртвого.
На дальних подходах к театру вдоль Садового кольца толпы людей заполняли все улицы и переулки. Я подумал, что это зрители изнурительного олимпийского марафона, проходящего по улицам Москвы. Но оказалось, что это его поклонники пришли попрощаться с любимым актёром. Улицы были перекрыты милицейскими кордонами. Среди них я узнал своих ленинградских товарищей в штатском Жору Полтавченко и Вову Путина. Они зорко следили за порядком и запоминали лица сострадающих. Их были тьмы и тьмы, и тьмы. Но и память у ребят была не короткая. Глухой гул толпы пронизывали обрывки песен Высоцкого, звенящих, как пение птиц из скверов, дворов и окон. Внезапно повисла мёртвая тишина и песни стали слышнее. Общий стон, как последний выдох возвестил, что прощальный путь вышел на финишную прямую. Кавалькада машин понеслась по Садовому кольцу с такой скоростью, как обычно несутся не на Ваганьковское кладбище, а на аэродром, куда нельзя опаздывать, потому что взлетает долгожданный самолёт в самое прекрасное путешествие. Народу было столько, что несмотря на свой магический пропуск, я так и не смог пробиться к нему. Как когда-то мне это удалось на вечеринке в Риге. Видимо, здесь была другая магия. И откуда только они все взялись, эти люди? Странно?! Как странно?! А ведь ещё вчера никого с ним не было...Или может их в сумраке не было видно?





НЕВСКИЙ ОМУТ


Автор Николай Ващилин


Что тянуло Петра Алексеевича в эти болотистые места в дельте реки Невы - трудно сказать. Шагни в среднее течение реки- прекрасные места можно было найти для возведения города. Но что то его тянуло именно сюда. Именно в этих болотах в Лахте Пётр кинулся в холодные осенние воды залива помогать морякам вытаскивать с мели их кораблик, сильно промёрз,простудился и...вскоре умер.
С чего его прямой наследник Пётр III не воспротивился матушке и женился на прусской девице.Но мучался он не долго. Екатерина оказалась решительне государя и супруга и стала Великой. Перед этим сгубив мужа руками полюбовника.Странно.конечно, что русские офицеры её поддержали.
Сына своего от Петра - Императора Павла Петровича судьба не пожалела и отдала в руки заговорщиков,подсунув им портсигар и шарф высшего качества.
Пушкин припёрся с красавицей женой в блистательный Санкт-Петербург исключительно для сладострастных вздохов её поклонников и вскоре пал от меткой руки Жоржа Дантеса, незаметно для высшего общества покинувшего пределы Российской Империи. Даже пожар Зимнего дворца внаказание повесам мало кого поразил и не запомнился.

Да и пожар гостиницы Ленинград в колыбели трёх революций быстро стёрся из памяти ленинградцев. В 1991 году в процессе бандитских разборок наворишей один бандит убил другого, дав ночи полчаса. К утру седьмой этаж гостиницы "Ленинград" полыхал адовым пламенем и люди прыгали вниз, разбиваясь насмерть.Пожарных машин было тогда в городе мало,но самое жуткое, что их пожарные лестницы не доставали до высоты седьмого горящего этажа. Не хватало нескольких метров. Люди стояли на карнизах и подоконниках номеров гостиницы и ждали свое очереди броситься вниз. Когда пожарная лестница замаячила свозь дым в нескольких метрах ниже окна,обезумевшая от ужаса вдова Владимира Высоцкого Марина Влади бросилась в бездну и угодила в прямо в руки пожарника...Лестница пожарной машины пошатнулась,но устояла. Марина Влади была спасена. Зачем она приехала в эту страну в этот город, в этот омут...я не знаю.

На территории любви Никиты Михалкова. Служить бы рад, прислуживаться тошно – Николай Ващилин

На территории любви Никиты Михалкова. Служить бы рад, прислуживаться тошно – Николай Ващилин


Верность и предательство, дружба и измена, корысть и бескорыстие, жажда наживы и щедрость, воровство и дарение, моё и твоё, раб и рабовладелец, барин и холоп, победитель и побеждённый, солист и хор, дирижёр и оркестр, ведущий и ведомый, пара гнедых… запряжённых зарёю. Служить бы рад, прислуживаться тошно.

С восьмым Мраком!

https://www.proza.ru/2020/03/10/1690

Начиная с вечерних передач 7 марта 2020 года тошнило от нудятины. 9 марта НТВ положило публику кривлянием про кинофестиваль на Сахалине, Михалков метался по своему Бесозагону, Муслим Магомаев спел "королеву красноты", а Тарапунька и Штепсель 21 века добили народ трансляцией лохмотьев Юлдашкина из Кремлёвского дворца съездов. Народ российский продолжил спать под наркозом до 10 марта....
И тут с утра началось такое СветОпредставление, что маманегорюй. Рубль у всех упал, хотя и стоял то он криво от пришествия Путина до...На биржах - паника.Медведи напали на быков. Пожуём - увидим. Нервные бросились в банки скупать валюту по дешевке. Борец Карелин внёс в Госдуме предложение, которое вынести стало под силу только Их высокпревосходительству ,товарищу главному командующему Вламирвламировичу Путину. Путин приехав внезапно в Госдуму, раскрыл всем спящим с 7 марта глаза и объяснил народу, что старается для их же блага.Понимая, что его слушают во всём мире,Путин предупредил всех, что "МЫ МОЖЕМ ПОВТОРИТЬ". У кого то из депутатов в мобильнике раздалась песня "Хотят ли русские войны"...Это звонили с Канарских острвов, где начала страдать его недвижимость от внезапного порыва ветра...По Крымскому мосту имени Ротенберга Таврического началось движение пригородных поездов по маршруту Керчь -Анапа. И о погоде....

Рок-опера "Преступление и наказание" Андрея Кончаловского

"Впечатления Юлии Моисеенко от рок-оперы "Преступление и наказание" Андрея Кончаловского,Эдуарда Артемьева и Юрия Ряшенцева " от 18 июня 2016

Кончаловский — гений! Артемьев — гений!

Это, конечно, непередаваемое ощущение — смотреть «Преступление и наказание» в театре, набитом студентами……… Приятно, что даже самые отъявленные болтуны и насмешники, не затыкавшиеся в антракте, обсуждавшие трудности ЕГЭ и даже отжимавшиеся меж креслами, все два часа сорок минут музыкального действа сидели МОЛЧА. Разинув рот.

— И сказано было зреющим бунтарям, борцам за идею: «Зло — не снаружи. Оно внутри. Не желаете быть рабами — познайте истину, и истина сделает вас свободными. Мир изменяют не убивающие живых, а те, кто воскрешает мёртвых». Раскольников попробовал оба пути. Убил процентщицу и воскресил «Соньку-проститутку». Первый опыт принёс муки совести, животный страх, припадки, новую и вполне осязаемую эскалацию зла: разбитые стёкла, пылающие кварталы, опрокинутые автомобили, омоновские дубинки и вой «воронков» на улицах. Второй путь привёл к обретению любви, смысла в жизни.
— И сказано было падшим: «Надежда есть всегда. Даже ЗА гранью, даже после смерти души».
— И сказано было черни: «Не будьте свиньями, будьте – народом! Сохраните в себе хоть каплю человеческого! Хотя бы не стойте столбом, когда при вас истязают слабого».
— И сказано было «органам порядка»: «Вы — боги справедливости на земле. Ваше дело — бороться с хаосом, так будьте умны, честны и бесстрастны». Порфирий Иванович выходит на сцену в чёрной повязке на глазах. Как Фемида. И эта повязка даёт ему сверхзрячесть, более того — власть. В отличие от формы с погонами, которые в мире отчаявшихся раскольниковых и всё покупающих свидригайловых уже, кажется никого не пугают.
— И сказано было олигархам………. А вот их, на мой взгляд, здо-оорово пощадили. В отличие от неряшливой, мерзкой и суетливой толпы, чья грязь и грехи очевидны, Свидригайлов — чист, отутюжен, одет с иголочки, дорого пахнет (это впечатление создал большущий букет в руках), воспитан и в меру невозмутим. Кажется, он здесь единственный, кто улыбается. Когда этот человек въезжает прямо на сцену на роскошном автомобиле (если дать волю воображению, так и представляется, что директор театра получил от «героя» крупную взятку за эту «наглость») и ласково обращается к Сонечке, замордованной гнуснейшими гопниками, она подползает к нему на коленях, целует руку — чуть ли не лижет, подобно побитой собаке. На великодушного спасителя падает луч прожектора, он сам — луч света в этом тёмном царстве. И сохраняет за собой эту роль, оставляя Сонечке перед своим отъездом в Америку достаточное количество денег на дальнейшую безбедную жизнь. Выходит из роли он только раз, исполняя свой жуткий хит про «баньку с пауками». Только тогда вспоминаешь, что самые чёрные и кровавые бесы способны «принимать вид ангелов света». Только тогда вдруг осознаёшь, что гениальные клаустрофобические, поминутно замыкающиеся в тёмный безрадостный питерский колодец декорации, на которые ты смотрел весь спектакль — это и есть пресловутая «банька с пауками». Вечность в понимании свидригайловых. Реальность, которую они создают для других и от которой сами в паническом страхе всю жизнь убегают, заглушая арахнофобию неуёмной жаждой плотских наслаждений. И всё-таки, хоть убейте: даже в этой сцене, танцуя адский кордебалет с растерянным, перепуганным Раскольниковым, Свидригайлов не теряет стиля и шика Воланда, лёгкости Коровьева, проказливости кота Бегемота. Говорю же: щадящее к нему отношение. Может быть, оттого что — безнадёжен, и нет уже смысла таких обличать? Не знаю…

Что ещё показалось любопытным? Раскольников здесь — единственный носитель «альтернативных реальностей», он искривляет реальность, заставляет её дробиться на варианты. Рядом с ним то и дело случается то, что «случиться» и не могло. Сны у него без труда переходят в явь, воспоминания сливаются с настоящим, реально происходящее воспринимается сном. Люди совершают то, чего не совершали, говорят то, чего не могли сказать. То ему видится кровь, которой нет, то он прошивает потолок очередью из боевого автомата, символа своей внезапно, но так оправданно материализовавшейся бессильной ненависти. Где же реальность, Родя? Не даёт ответа. И мы вместе с ним несёмся по жизни сквозь подземку метро (которое воплощает здесь и бессознательные глубины души — мир снов, страхов, страстей, пороков, и пресловутый тоннель, в конце которого — тупик вместо света), оглушённые грохотом колёс, ослеплённые холодными вспышками ламп, едва успевая выхватывать отдельные фрагменты реальности и с грехом пополам додумывая на лету остальное.

Вот что-то еле различимое в сумерках… Вроде бы, непропорционально большая икона в красном углу комнаты Раскольникова? Зажигается свет поярче — нет, это же портрет Владимира Ильича. В сумерках и не то померещится…

Вот над притихшей, кроткой толпой со свечами, опять же, в полумраке, летает святящийся кровавый топор (слабО такое вообразить?!) и с воплем: «А ты убил бы?!» кидается из-под церковного купола прямо в руки кому-то из прихожан.

Вот Порфирий Иванович кружит молодёжь в хороводе, распевая: «Каравай, каравай, кого хочешь убивай!», и студенты радостно ему подпевают. А чего? Хэллуин же!

Вот растворяются в небытие, удирают сквозь стену (КАК?!) ночные попутчики из вагона, испуганные криками Родиона, которому только что приснился кошмар… Погодите-ка… Или НЕ приснился? …Скажите уже наконец, проснулся он или нет? Да и мы вместе с ним?

Дурная реальность. Наваждение. Морок. И над всем этим — какой-то вселенский, пророчески строгий, словно призывающий к пробуждению голос уличного Шарманщика:

Как слабо наше тело:
Ему тревожна весть,
Что зверю нет предела,
А человеку есть…

Правда, люди-то предпочитают слушать пьяного десантника с красной гармошкой, орущего под забором бездарные, топорные (опять топор!) частушки «на злобу дня»…

К счастью, Раскольников — это не все. Скользя по льду собственного безумия и проваливась в омут чужих неотвязных речей, он упрямо ищет опору под ногами — и обретает её в истории воскрешения Лазаря. «И вышел умерший, обвитый пеленами…» А это значит, Жизнь победить невозможно. Значит, Надежда как раз таки и реальна! Как реальна Любовь, которая вновь и вновь заставляет его бросаться на защиту несчастной Сонечки (в незапятнанной белой сорочке под чёрным пальто). Как реальна Вера, воскресившая его распятую душу в тюрьме, во время свидания с Сонечкой. https://vk.com/id13654016?z=photo-28717261_406799195/..

И поэтому, когда в конце герои, держась крепко за руки, убегают со сцены в открывшийся перед ними город — они спокойны, беспечны и радостны, точно проснувшиеся дети. Ночь с её мороком отступила, впереди — ясный день. Перед ними — целая жизнь. И хочется верить, что где-то с нами, в зале, благословляя их, присутствует невидимый Лазарь.

P.S. Фотографии не мои, из группы.

Остров моих сокровищ

Постановщик трюков Николай Ващилин и каскадёр Иосиф Кринский репетируют сцену штурма форта пиратами. Новый Свет.1982 Остров моих сокровищ Теперь, когда жизнь клонится к своему закату, стало ясно и понятно, что это был зенит. Солнцестояние. Остров моих сокровищ. Я никогда не бегал и не заглядывал в офисы киногрупп, чтобы предложить свои услуги. Я считал это ниже моего достоинства, хотя практика эта в восьмидесятые годы двадцатого века в киноиндустрии была повсеместной. Я работал доцентом в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии и вёл курс трюковой подготовки актёров на кафедре физического воспитания. Так я назвал курс профессионально-прикладного раздела программы для драматических актёров. Среди прочих избранников выдающихся мастеров сцены и экрана у меня занималась группа ребят Рубена Сергеевича Агамирзяна, в которой учился Костя Воробьёв, сын Владимира Воробьёва - главного режиссёра театра Музкомедии. Костя пригласил папу на наши занятия в институте. Владимир Викторович был потрясён тем, что студенты занимаются такими интересными упражнениями и предложил мне сотрудничество. Он собирался экранизировать на Ленфильме "Остров сокровищ". Замысел фильма был сногсшибательный. Воробьёв хотел сделать зрелищное музыкальное киношоу. Эскизы художника Лены Фоминой будоражили детские воспоминания о затёртых библиотечных книжках Стивенсона и сновидения над недочитанной страницей. Актёрский ансамбль сулил весёлые вечера дружеских посиделок. За встречу на съёмочной площадке только с такими моими кумирами, как Олег Борисов, Николай Крюков, Виктор Костецкий и Костя Григорьев я готов был работать бесплатно. Команда каскадёров, собранная мною ещё на "Красные колокола" Сергея Бондарчука вселяла уверенность и творческий кураж. Заканчивался двухгодичный цикл подготовки в студии каскадёров при ЛГИТМиКе, где подросли классные ребята. Олег Василюк, с которым мы с детства занимались борьбой самбо в "Труде" у Вани Смирнова и Александра Массарского, тщательно разработал сценарий и помог составить смету. Она была не маленькой, но к нашему большому удивлению ни директор Юрий Джорогов, бывший начальник лагеря в Норильске, где тянул срок Георгий Жжёнов, ни режиссёр-постановщик Владимир Воробьёв возражать не стали. Мы с Олегом договорились стать сопостановщиками, чтобы не сеять раздоров и зависти. К тому же это повышало надёжность обеспечения съёмок в случае болезни или занятости на работе одного из нас. В те времена мы для участия в съёмках должны были брать отпуск на основном месте работы. Он тогда работал механиком в аэропорту "Пулково" и выехать на недельку до второго было проблематично. Съёмки начались на Куршской косе в курортном городке Нида. Залив ещё был покрыт мартовским льдом, а с Балтийского моря дул ледяной ветер. Каждый перерыв в съёмках мы использовали, чтобы спрятаться от ветра в дюнах и согреться, сбиваясь как барашки в тесную кучу. Костюмы Гали Антипиной, стильные, свободные и мягкие позволяли сохранять тепло. Модное курортное местечко не соблазняло к приезду актёров в такое бессезонье и их приходилось дублировать. Я часто снимался вместо Леонида Маркова, а Олег вместо Коли Караченцова. Воробьёв выворачивался как мог, выдерживая съёмочный график. Единственным, кто был беспечно счастлив, был Федя Стуков. Он носился по дюнам со своей киношной матерью Ольгой Волковой и играл свою роль озорника и мечтателя наяву. Из Клайпеды мы привезли лошадей и сняли проскачки пиратов вдоль моря и появление их у Билли Бонса. Вручили ему чёрную метку, оставили умирать слепого Пью. Дни сменялись тёмными северными ночами. Вечером мы собирались в холле коттеджа Воробьёва и начинали репетировать, мечтать и придумывать. После долгих обсуждений пришли к решению снимать трюки в стиле цирковой клоунады, детской гиперболы, утрирующей действительность и, делая действия невероятными и даже не реальными. В этом ключе сняли встречу Чёрного Пса и мальчишки Хокинса у лодки на берегу. В руках у Караченцова появилась зловещая и всемогущая петля, со свистом поймавшая беглеца за ногу на большом расстоянии. Иногда Коля Караченцов или Витя Костецкий баловали нас музыкальными вечерами. Мы жили, как на необитаемом острове. Прилетали к нам только дикие лебеди. И совы. С совой прилетел её владелец, директор зоологического уголка какой то Питерской школы. Сова сидела в огромной клетке, вертела головой и смотрела на нас большими не мигающими глазами. Радость встречи с человеком с большой земли вылилась большим возлиянием вино-водочных изделий, предлагаемых редкими торговыми точками Ниды. С каждым стаканом сумерки сгущались, сгущались краски пугающих страшилок про сову, которая злым людям, по заверениям дрессировщика, с лёгкостью снимала скальп своими остроконечными когтями. Особенно не любила мудрая сова пьяных мужчин. Когда я очнулся после тяжёлого посталкогольного ночного сна, на спинке моей кровати сидела сова и жадно смотрела на мою голову. Я окаменел. Сдавленным от страха голосом я шипел, взывая о помощи. Нагулявшись по дюнам и надышавшись свежим балтийским воздухом с настоем куршской сосны мы вернулись в родной Питер, где в Петропавловской крепости построили декорации портового Бристоля. В портовом пабе пираты, во главе с одноногим главарём Олегом Борисовым поджидали карету сквайера Трелони, чтобы всучить ему парусник Эспаньёлу со своей шайкой, мечтавшей захватить те же, что и он, сокровища. Для этого я со своими "пиратами" придумал несколько потасовок в цирковом стиле, наводящих ужас на мистера Трелони, но не на искушённых зрителей, которые сразу должны были догадаться, что это пиратская подстава. Команда опытных каскадёров была подпитана свежей амбициозной молодёжью из моей студии каскадёров 1980 года и студентами-актёрами с курса Аркадия Иосифовича Кацмана. Чудеса циркового искусства в Бристоле продемонстрировали Игорь Иванов, Петя Семак, Слава Бурлачко, Вова Севастьянихин, Юра Николаев, Ося Кринский, Филипп Школьник, Серёжа Шульга, на которых прямо с крыши подъехавшей кареты свалился Олег Василюк. После съёмок актёры быстро разъезжались по своим театрам и поэтому каждую свободную минуту, каждый перерыв на съёмочной площадке, когда оператор Саша Чечулин перезаряжал свою камеру, мы старались использовать, чтобы подержать за пуговицу Колю Караченцова или предложить горяченького чайку из каскадёрского термоса Олегу Борисову и Владиславу Стржельчику. Николай Николаевич Крюков, запомнившийся нам по своей прекрасной роли в фильме "Последний дюйм", проживший трудную, одинокую жизнь своим теплом и радушием мог согреть любого из нас и без тонизирующих напитков. Мне часто приходилось мотаться в Москву, в Министерство культуры и во Французское посольство, готовить документы к завершению своей докторской диссертации и к научной стажировке в Парижской национальной консерватории драматического искусства по приглашению самого Евгения Павловича Бельмондо. Я искрился от радости, как Новосветское шампанское. Новый Свет и Судак киногруппа "Острова сокровищ" оккупировала в мае. Это я помню точно, потому что в День Победы со своими учениками репетировал штурм форта на склонах Генуэзской крепости и долго объяснял им, как тщательно нужно проверять места падений на незнакомой площадке. А когда завершил урок показательным падением, то поймал своей жопой в траве осколок бутылки от новосветского шампанского. С окровавленным задом я добежал до гостиницы, ребята вызвали скорую и когда меня привезли в симферопольскую больницу, то седовласый врач с легким, но легко узнаваемым запахом новосветского шампанского, возмутился по поводу не прекращающегося потока раненых со времён отечественной войны. Штурм форта мы репетировали примерно месяц.Загорали и купались на Царском пляже, валялись на меленькой чёрной гальке, обжирались клубникой с шампанским и снова репетировали. Костя Григорьев так пристрастился к шампанскому, что его лицо стало невозможно снимать. Но рубился на крыше он замечательно. А падал с неё - превосходно. Причём часто раньше команды "падай". Я ставил его в пример своим каскадёрам Славе и Вове, которые этому падению его и обучали. Серёжа Шульга зарядил верёвки для маятниковых падений с крутых, обрывистых скал. Этот приём я уже успешно использовал на съёмках Шерлока Холмса и остался им очень доволен. Юра Николаев, мастер цирковых приспособлений и механизмов, нашел место, где ему удобнее всего навернуться с крыши вниз головой, а Олег Василюк придумал, как его на эту крышу мгновенно вознести. Приём с шестом выглядел так эффектно, что Владимир Воробьёв пожелал выполнить этот трюк сам. И хотя ему не хватило храбрости упереться ногами в край крыши, когда ребята толкали его сзади на шесте и он повис на животе, а потом вскарабкался - смотрелось это лихо. Символ штурма получился яркий. Выбор оружия для фехтования был по пиратски фривольный. Главное моё требование провозглашало размашистые рубящие удары с прочитываемой скоростью. На крыше Воробьёв рубился с Григорьевым азиатским мечом, который мне приглянулся ещё в подготовительном периоде в залежах у пиротехника Саши Яковлева. При штурме форта в пару Вите Костецкому я поставил пирата Осю Кринского, своего друга по Театральному институту. Он, как опытный фехтовальщик, прошедший со мной мушкетёрские баталии, отрепетировал с Витей яростную шпажную схватку и героически погиб от его руки. У некоторых рьяных бойцов типа "Балон", часто случалось наоборот. Слава Сливников работал с нами не первый раз и чувствовал себя в своей летающей тарелке. Взрыв порохового бочонка его задница выдержала с невероятной лёгкостью, а от пули Олега он ловко увернулся. Владислав Игнатьевич с Джимом разыграли такой дуэт эквилибристов с перебрасыванием ружей, что каскад на дощатый топчан остался незамеченным и не был внесён в ведомость для оплаты трюковых. Больше всего я переживал за Славу-Джойса, который, падая на краю обрыва после залпа безжалостного и жестокого пирата Бурлачко, мог потерять равновесие и навернуться со скалы. Серёга страховал его на тонкой верёвке, но он, как все актёры, мог войти в раж. Актёры ведь не понимают, что рядом настоящие скалы, стальные шпаги и горячий огонь. Они уверены, как дети, что в кино их не обидят и больно, по - настоящему, не ударят. Олег Иванович Борисов, наблюдая с костылём за нашими упражнениями, жалобно просил меня придумать какой-нибудь финт и для него. Но опорный прыжок с переворотом при отступлении пиратов и бегстве через частокол форта всё-таки сделал Вова Севастьянихин. В общем, вечеринка удалась. Стоп! Снято! Съёмки перестрелки со шхуны с береговым десантом проходили на Царском пляже. Заставить себя работать, когда майская крымская жара загоняла распаренных каскадёров в прохладные волны Чёрного моря, трудно и бесчеловечно. Но всё когда-нибудь кончается. Мне нужно было возвращаться в институт, принимать у студентов зачёты. Олег согласился завершить работу со взрывами на шлюпках и подъём в горы за сокровищами, где Костя Воробьёв оборвётся в пропасть под чутким руководством Серёги. Я свои сокровища уже нашёл. Более курортной кинокартины в моей жизни больше не было. Ну и, конечно, пиастры! Пиастры! Меня ждала манящая и соблазнительная Франция. Подробности читайте в моих книгах о кино и н только http://profilib.com/avtor/nikolay-vaschilin.php Спасибо за фотографии мастеру конных упряжек на этом фильме Михаилу Воробьёву.